21 января пятница
СЕЙЧАС -9°С

«До гражданской войны — один-два дня». Российский автомобилист, проехавший через весь Казахстан, — о ЧП в соседней стране

Андрей Ермоленко рассказывает о ситуации в республике, охваченной беспорядками

Поделиться

Люди выстраиваются в очереди к банкоматам, но денег на всех не хватает либо устройства вовсе не работают

Люди выстраиваются в очереди к банкоматам, но денег на всех не хватает либо устройства вовсе не работают

Поделиться

Уличные конфликты и зависимость от цифровых технологий могут очень быстро превратить спокойный город в горячую точку, как это совсем недавно произошло в Алма-Ате.

Екатеринбуржец Андрей Ермоленко в первые дни 2022 года с семьей отправился в автомобильную поездку по Казахстану и в своей колонке описал то, как внезапно изменилась уютная, безопасная и душевная страна.

В начале января, в дни объявления в Казахстане чрезвычайного положения по причине массовых беспорядков, я со своей семьей находился в этой стране. В пригороде Караганды родилась моя жена (уехала в Россию еще в 2006 году), и там теперь живет ее мама.

Мы давно и часто ездим в Казахстан на автомобиле — не только до Караганды, но и в другие регионы. Много раз отдыхали на озере Балхаш, путешествовали по полуострову Мангыстау и плато Устюрт, не раз бывали в Алма-Ате и окрестностях: в горах, на Чарынском каньоне, на Капчагае, в заповеднике Алтын-Эмель и так далее. Конечно, все эти поездки были до пандемии коронавируса. С 2020 года пересечение сухопутных границ Казахстана стало возможным только для близких родственников граждан республики и ряда других специфических категорий, к которым я не относился.

Горы Кокшетау, заповедник Бурабай. Красота!

Горы Кокшетау, заповедник Бурабай. Красота!

Поделиться

Совсем недавно, осенью 2021 года, разрешили проезд для членов семей, сопровождающих родственников граждан Казахстана, то есть появилась возможность въезда не только для моей супруги, но и для меня. Итак, в новогодние каникулы, впервые после осени 2019 года, мы поехали всей семьей (я, жена и двое сыновей) в Казахстан! Но в этот раз всегда гостеприимная, уютная, безопасная, простая и душевная страна вдруг изменилась…

Выехав в ночь (в 03:30) 2 января, за день мы доехали через Курган, Петропавловск, Кокчетав и Астану до Караганды — точнее, до небольшого шахтерского городка Сарань, это родина моей жены. 1400 километров пути заняли у нас 18,5 часа. Основная часть дороги по Казахстану — платная автомагистраль с ограничением 140 км/ч (два участка: от Щучинска до Астаны и от Астаны до Темиртау). Плата невелика: за первый сегмент 380 тенге, за второй — 260. Бензин традиционно дешевый: 200–210 тенге за литр 95-го.

3 и 4 января гостили у тещи. Гуляли с детьми, катались с горок в ледяном городке. Ездили в Караганду за покупками. Съездили со старшим сыном в музей Карлага в поселке Долинка близ Караганды. Следили за новостями в интернете — митинги, преимущественно в Мангистауской области (запад Казахстана), народ выступал против резкого повышения цен на газ. Стремительно народные волнения вспыхнули и на юге — в Таразе, Чимкенте, Кызылорде, но самые тревожные новости приходили из Алма-Аты.

5 января начались перебои в работе связи. В первую очередь отключился мобильный интернет. Затем — проводной домашний. Вслед за интернетом отключилась сотовая связь, а к вечеру перестал работать и городской телефон. На следующий день, 6 января, информационная блокада продолжилась. Никакой связи.

Исчезла возможность безналичной оплаты по банковским картам. Банкоматы или отключились, или из них быстро выгребли всю наличность (очереди у немногих работающих банкоматов возникли уже 5 января). Прекратили работу поликлиники: невозможно было сдать ПЦР-тест на коронавирус. При этом никаких беспорядков или даже митингов ни в Караганде, ни в Сарани мы не наблюдали.

В Караганде, как и в других городах Казахстана, можно встретить русскоязычные лозунги на многоэтажных домах

В Караганде, как и в других городах Казахстана, можно встретить русскоязычные лозунги на многоэтажных домах

Поделиться

6 января мы провели в пути. Удивили открытые шлагбаумы на платных автомагистралях: и отрезок Темиртау — Астана, и участок Астана — Щучинск мы проехали бесплатно. Радар-детектор в автомобиле показал, что на автодорогах не действовали и камеры видеофиксации превышения скорости.

Проехав мимо Астаны по объездной дороге, мы так и не узнали (прочитали позднее в новостях), что въезд в столицу уже был ограничен. Первый блокпост мы встретили на въезде в Кокчетав. Полицейский, остановив нашу машину, заглянул внутрь, задал традиционный вопрос: «Откуда, куда?» и предупредил о действии режима чрезвычайной ситуации на всей территории Казахстана, упомянув о комендантском часе с 23:00 до 07:00. Дальше, на въезде в Петропавловск — то же самое. Снова люди с автоматами на въезде в город, снова беглый осмотр нашей машины (документы не спрашивали), снова тот же вопрос и предупреждение о комендантском часе.

Переночевав в Петропавловске, рано утром 7 января выехали в сторону границы. Удивили пустынные улицы города. Связь по-прежнему не работала. Банкоматы без денег, безналичная оплата невозможна. Хорошо, что у меня был с собой запас наличных.

На выезде из Петропавловска в сторону погранперехода — очередной полицейский блокпост, на этот раз уже усиленный военными с бронетранспортером. Примечательно, что ствол пулемета в башне БТР был развернут в направлении государственной границы. На казахстанском пограничном пропускном пункте — ничего необычного, традиционные процедуры по проверке документов. Разве что непривычно выглядел грузовик с тентом с казахстанскими военными номерами, который выехал от погранзаставы в сторону Петропавловска.

На российском погранпереходе в ходе проверки документов меня очень подробно опросили, где именно я находился и чем занимался на территории Казахстана. Все автомобили подвергались более тщательному, чем обычно, осмотру (просили достать все сумки из багажника — раньше такое требование было редкостью). Все пограничные процедуры заняли не более часа времени (в иные годы доводилось потратить и по полтора-два часа). Поток через границу небольшой: перед нами стояло 5–6 автомобилей, а вот в обратном направлении — никого. Ни одного автомобиля не въезжало с территории России в Казахстан. Это необычно.

Банкоматы не работали по всей стране. Сотовая связь появилась ближе к концу поездки — 7 января

Банкоматы не работали по всей стране. Сотовая связь появилась ближе к концу поездки — 7 января

Поделиться

Подведу итог. К счастью, мы не оказались в городах с массовыми беспорядками. Выстрелов не слышали. Митингующие толпы не встретили. Чрезвычайная ситуация затронула нас только полным отключением связи и действием комендантского часа. Впрочем, этого было достаточно, чтобы понять всю сложность ситуации, в которую попало население соседнего государства. И еще неизвестно, как и когда всё это закончится.

Основные выводы, которые я сделал для себя:

  1. От митингов и массовых беспорядков до гражданской войны с сотнями погибших — не месяцы и не недели. События в Казахстане показали, что достаточно одного-двух дней. Это очень страшно.
  2. Глобальная цифровизация делает нас чрезвычайно зависимыми от мобильной связи и безналичных платежей. В ситуации, когда интернет отключается нажатием кнопки, мы моментально становимся бессильны. А если эту кнопку нажимает враг — катастрофа.

Казахстан — страна, близкая нам и экономически, и культурно, и территориально. От границы до Екатеринбурга можно доехать всего лишь за семь часов. Искренне надеюсь, что чрезвычайная ситуация в Казахстане разрешится быстро и не повторится у нас.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Автором колонки может стать любой. У вас есть свое мнение и вы готовы им поделиться? Почитайте рекомендации и напишите нам!

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter